МБУК МЦБС Краснокамского муниципального района

    

     Краснокамску  в этом году  исполняется 80 лет. В далеком, 1938-ом, рабочий поселок Бумстрой обрел статус города. В том же году произошло еще одно важное событие – была получена первая нефть Северокамска, открывшая огромные возможности для резкого увеличения нефтедобычи во всем регионе Прикамья. Именно в Северокамске появилась первая нефтяная качалка.  Впоследствии ими был «усеян» весь Краснокамск, ставший, по сути, «вторым Баку» в годы Великой Отечественной войны. Мы знаем, что долгие годы наш город гордо именовался не только городом бумажников, но и городом нефтяников. Накануне Дня работников нефтяной и газовой промышленности (первое воскресенье сентября) мы встретились с  ветераном отрасли, автором книги «Высокое напряжение»,  а также  многочисленных публикаций по истории развития нефтедобычи в Краснокамске -  Викторией Анатольевной Шавриной:

- Виктория Анатольевна, Вы – человек в городе известный. Во многом, благодаря Вам, мы узнали о мужестве и трудовых подвигах нефтяников Краснокамска практически с момента создания здесь первых нефтепромыслов. Интересно узнать, а как Вы сами пришли в «нефтянку», кто были Ваши родители?

- Я родилась в 1925 году в Харькове. Отец Анатолий Сильванович в молодые годы успел повоевать на стороне белых и на стороне красных, что было тогда обычным делом. Он был достаточно грамотным человеком, хотя происходил из крестьян. Долгие годы отработал главным бухгалтером на лесозаготовительных участках. Мама Елена Яковлевна тоже из крестьянской семьи. Начинала медиком, впоследствии работала дежурной на электроподстанции, кладовщиком, телефонисткой… В общем, сменила немало мест работы, чтобы поднять нас с младшей сестрой на ноги. Отца не стало, когда младшей сестре Гете было всего 6 лет, а я заканчивала учебу в школе. Так что, мне пришлось быстро повзрослеть, стать  главной кормилицей в семье.

- Все знают Вас как большую общественницу, очень эрудированного и наделенного музыкальными талантами человека.  Это все от родителей?

- Наверное, так. Родители были не только работящими, идейными (в духе того времени), но и творчески одаренными  людьми. Так, например, папа обладал драматическим талантом, в любой компании был заводилой, очень живой и веселый. Мама прекрасно пела. Видимо, нам с сестрой многое передалось по наследству.  Еще в школе я активно участвовала во всех мероприятиях, любила читать наизусть и вслух стихи, хорошо пела. Как одну из лучших учениц меня даже направили для участия в областном конкурсе художественной самодеятельности. Но поучаствовать не успела - началась война.

- Где Вы встретили начало войны?

- Мы тогда уже всей семьей перебрались из Харькова на Урал, откуда был родом отец. Мне было три годика. Из-за работы отца мы постоянно переезжали с одного места на другое.  Жили в Полазне у отцовских родителей, в Верхне-Чусовских Городках, в Лядах, в Березниках, Соликамске… Военные годы были очень тяжелыми. Перед самой войной мы вновь вернулись в Полазну. Весной не стало папы, жить стало трудно. Положение усугубилось еще и тем, что нам стало негде жить: дед, испугавшись лишних ртов,  отказал нам в жилье.  Мама постоянно меняла на продукты какие-то вещи, чтобы накормить нас с сестрой.  Помогла мамина подруга: она устроила ее работать воспитателем в детский дом в деревню Демидково, около Полазны. Ну, а я, окончив восьмой класс, собрала скудный чемоданчик необходимых вещей и пешком отправилась в Краснокамск на работу…

- Вот прямо так, в неизвестные места?

- В Краснокамске, в транспортной конторе нефтяников,  работал папин знакомый по фамилии Евдокимов. Предварительно мы с мамой ездили к нему, договаривались о моем трудоустройстве. Помню, как мне было страшно, как не хотелось расставаться с мамой и сестренкой, я даже всплакнула. Но - судьба моя была решена, и в 1942 году я устроилась к нефтяникам дежурной на электроподстанцию.

- Это были военные годы. Что Вам больше всего запомнилось тогда?

- Почему-то запомнились люди, которые стали моими первыми наставниками, коллегами, многие – хорошими друзьями.  Одна из первых, кто встретил меня на нефтепромысле, была кадровик Александра Даниловна Журкина, мама нашего известного музыканта Бориса Журкина. Вместе с другой общественницей Анастасией Березиной они впоследствии стали  активными участниками художественной самодеятельности, которую я организовала на нефтепромысле. Первым моим наставником стала легендарный верхолаз Зоя Усталова, мужественная и сильная женщина. Среди первых коллег своим трудолюбием запомнилась молодая дежурная по подстанции Елизавета Калабина. У нас работало много немок, прибывших в 1942 году по мобилизации органов НКВД. С одной из них, Лидией Пастор, приехавшей из Ленинграда, я очень подружилась. Вообще, у нас был многонациональный коллектив, со всеми складывались добрые отношения. До сих пор дружим и общаемся с Закией Хасановой, моей сверстницей, которая сейчас живет в Перми. Во многом созданная в цехе атмосфера дружелюбия зависела от начальника Виталия Чернышова. Мне он помнится чутким и душевным руководителем. Не знаю, может, время было такое: люди старались поддерживать, помогать  друг другу. Да и работать приходилось тогда на износ,  а ведь многим моим коллегам было всего по 14-15 лет, а то, и меньше! Все мы знаем, что в войну Краснокамск был главным форпостом страны по добыче нефти, а после нее еще долгие годы являлся лидером среди нефтедобывающих предприятий. Огромная заслуга в этом принадлежала и нам, энергетикам.  Сегодня вряд ли кто знает, что именно нефтяники - энергетики осуществляли электроснабжение не только своих объектов, но и других предприятий и учреждений города. И это длилось вплоть до 1968 года, когда были образованы городские электросети. Вот такой факт.

- Я где-то читала, что трест «Краснокамскнефть» снабжал электричеством и секретный завод в районе Закамска…

- Это так. И располагался этот завод №749 в районе, который сейчас мы называем «поселок Крым». А знаете, почему его так назвали?

- Нет.

- Свое название этот поселок получил в честь эвакуированного из Крыма к нам на Урал этого самого секретного завода. Работники «секретки», многие из которых были эвакуированы в Краснокамск вместе с заводом,  вели разбуривание скважин для получения йодобромной воды.  Из нее получали вещество для повышения октанового числа бензина. Это было крайне важно в годы войны, ведь высокооктанового топлива не хватало, а от этого во многом зависела боеготовность армии.

 - Вы, насколько знаю, быстро адаптировались к работе в Краснокамске, влились в коллектив нефтяников…

-  Конечно, ведь молодость брала свое. Мы по собственной инициативе даже организовали свою художественную самодеятельность, сами готовили репертуар, из отработанных конденсаторов мастерили костюмы. Без ложной скромности, скажу, что организатором всех этих дел была я, а коллеги очень поддержали, многие стали активными участниками самодеятельности.  Успевали и самоотверженно работать, и устраивать себе и другим праздники.

- Может, вспомните какой-то интересный эпизод из этого времени?

- Как-то нас пригласили выступить в Доме техники  (стоял у реки Ласьва)  по случаю победы в социалистическом соревновании и получения переходящего Красного Знамени. Мы выступали на небольшой сценической площадке. Зрители  располагались за праздничными столиками с незамысловатым угощением: капустой, огурцами, картошкой и…пельменями. Зная, что после концерта нас тоже угостят пельменями, мы были особо воодушевлены. Тот, кто уже исполнил свой номер, садились за столик.   Так получилось, что я и несколько моих коллег выступали последними. Каково же было наше разочарование, когда после выступления, сев за столик, мы не обнаружили на нем пельменей. Сегодня смешно об этом вспоминать, но тогда мы, полуголодные подростки, расплакались. Неловкость почувствовали и взрослые, стали нас утешать. Нам пообещали организовать вечер, на котором обязательно будут пельмени. И, действительно,  такой вечер состоялся. Были на нем песни, танцы, вкусный компот и…наши долгожданные пельмени! Слово свое взрослые сдержали! Они понимали и жалели нас, подростков и детей военного времени.

          - Виктория Анатольевна, я слушаю Вас и удивляюсь. Такие тяжелые были годы, а Вы вспоминаете их с такой светлой радостью.  Кстати, многие ветераны сегодня называют то время самым счастливым, несмотря на все тяготы жизни. Как Вы считаете, почему?

- Знаете, мы жили надеждой и уверенностью в завтрашнем дне. Мы знали, что нас ждут лучшие времена. Вот представляете: идешь по улице, а из окон – песни разносятся, стайка молодых людей собралась и тоже что-то поют… У меня было ощущение, что все вокруг пели. Словно в песне, в музыке, в общении был источник нашей силы.  Вот эта строчка «Песня строить и жить помогает» очень точно отражала настроение того времени.

- А мечтали тогда о чем?

- Смешно, наверное, говорить об этом, но мечтали о самом простом, даже о примитивном: вкусно покушать, например. Шампанского хотелось попробовать, поесть салат оливье, ну, а шпроты – верх мечтаний! Мы ж тогда полуголодные ходили…

- А есть такое, о чем сожалеете, что не удалось, не получилось?

- Возможно, лишь о том, что так и не обзавелась семьей, детьми. Конечно, были и отношения, встречи, симпатии, но вот как-то не сложилось. Вся жизнь отдана учебе, любимому делу, общественной работе, людям. Я же всю жизнь «активничала»: была депутатом городского Совета четырех созывов, заместителем председателя профкома НГДУ, заместителем секретаря партийной первичной организации, а позже - бессменным членом Совета ветеранов краснокамского нефтяного района. Для меня все это было слишком важно, приоритетно.  Что ж, значит, так и должно быть, я ни в коем случае не считаю себя обделенной. Вот разве что, здоровья бы еще…

- Виктория Анатольевна, Вы – удивительный человек. Не только потому, что за спиной большая и яркая жизнь, но и, прежде всего, потому что и сегодня Вы продолжаете оставаться в гуще происходящих событий, как в стране, так и на родном предприятии. Вы овладели работой на компьютере (в 93 года это не каждому дано!), пишете статьи, активно общаетесь с бывшими коллегами, поддерживая их своим оптимизмом и жизнелюбием…

- К сожалению, я уже несколько лет ограничена в движении, и общение – это то, что дает силы и помогает не замыкаться на своих болячках. Поэтому, я очень благодарна и своим бывшим коллегам, которые навещают меня и звонят, нашему Совету ветеранов, моим социальным помощницам и всем, кто не забывает. Было очень приятно, когда краеведы города Т.Т.Чудинов, Г.А.Палкина-Ведова, а потом и наша управляющая компания специально для меня соорудили во дворе лавочку с перилами,  когда сам Юрий Чечеткин, бывший тогда главой города, пришел лично поздравить с днем рождения. Приятно, что  звонят из редакций краевых и городских газет с просьбой о чем-то написать, вспомнить …  Это, конечно, очень поддерживает, заставляет не опускать руки.

- В истории нефтяного Прикамья Ваше имя вписано золотыми буквами, как и в истории нашего города.  Чтобы Вы пожелали краснокамцам в юбилейный для них год?

- В силу возраста Краснокамск не мог быть моей родиной, ведь я много старше города. Но он по - настоящему стал моей судьбой. Мне дороги все воспоминания, связанные с ним, здесь живут люди, дорогие моему сердцу. Поэтому, я очень хочу, чтобы город, в котором я прожила практически всю свою жизнь, развивался, благоустраивался, чтобы мы все им гордились!  А, значит, нужно беречь то, что было создано предыдущими поколениями и самим делать его лучше, ухоженнее, красивее. Краснокамск этого заслуживает!

- Спасибо, Виктория Анатольевна, здоровья Вам, нескончаемого интереса к жизни и оптимизма! С наступающим Днем нефтяника и юбилеем города!

 

Записала О.Абатурова